kurasawa (kurasawa_n) wrote,
kurasawa
kurasawa_n

Category:

Поговорить о Важном. Об одной моей подруге

Я люблю момент в сериале «Секс в большом городе», когда Керри приходит на встречу с Мирандой в какую-то забегаловку, чтобы поговорить о важном. И вот она заходит и начинает искать Миранду глазами, а той нет. Келли понимает, что подруга не пришла, и опускает голову. И вдруг какая-то компания расступается, и Келли видит, что Миранда сидит за дальним столиком и делает ей знак рукой вот так: вправо-влево, вправо-влево – я здесь. И тут у Келли такое лицо....

Каждый, кто когда-то ехал говорить о важном, понимает что это такое.

Как-то в начале 90-х, настал такой день, когда мы с моей подругой О.Т глухой ночью ехали на вокзал, чтобы купить в ларьке ещё водки. Водку ночью тогда можно было купить только на вокзале. В ту ночь важное зашкаливало и валилось на нас большими кусками реальности. Промерзшие автобусы были расписаны под «белый палех», руки без перчаток примерзали даже к пластмассовому и было ясно, что вот сейчас одна часть уже закончена и начинается другая.

Потом, когда я уехала в Америку и из неё периодичеки прилетала, важное заставало нас в самых неподходящих местах и командовало – «Сейчас!». И тогда мы (я и две мои подруги) делали это – мы говорили мужьям, детям, родителям, собственным болезням и работе: у нас только один вечер втроем. Нам нужно поговорить о важном. И всё как-то устраивалось.

На самом деле, конечно, суть не в разговорах. И поэтому Миранда делала такой знак рукой. И поэтому у Керри там такое лицо. Это просто поле. Оно устанавливается, как задник на сцене, как белый густой туман, как вода в стакане, когда мы собираемся вместе. И это знакомо всем людям, имеющим друзей. И я не буду называть это поле ни любовью, ни принятием, потому что это всё не так и не об этом.

Мы сидели с О.Т. в машине. Это был мой последний день в городе. Завтра я опять улетала в Америку. О.Т. подвезла меня до подъезда и нужно было уже прощаться.

- Ну .., - начала я. - Выходи из машины, - сказала О.Т. – Выходи быстрее. Не хватало нам тут сидеть и реветь, как двум дурам.

- Я пришлю тебе…- Не надо мне ничего присылать…, - оборвала меня О.Т.

- Я пришлю тебе платья. Веры Вонг, ты же любишь… К дню рождения, - прошептала я и вылетела из машины. Я вбежала в подъезд, и там заплакала.

Когда у О.Т. недавно был всплеск фонтанирующих откровений о жизни, она сказала что-то про любовь к людям и про то, что смогла бы уйти в монастырь. И я почему-то поверила. О.Т. никогда не была религиозной, но она была способна что-то такое отчудить. Я сразу представила О.Т. в монастыре и ощутила ужасное одиночество.

Мне не с кем будет говорить о важном, - подумала я.

- Эта женщина посылает своей подруге два платья в Восточную Европу, в далекую северную страну, - говорили один другому приемщики на почте в нашем маленьком приокеанском городке. Женщины улыбались и мужчины кивали головами.

- Приложите вот этот документ к таможенной декларации и укажите другую оценочную стоимость. Тогда ваша подруга ничего не будет платить при получении, - доверительно шептали они мне и снова улыбались. Им было приятно – они

помогали женщине, у которой в далекой северной стране была подруга. Поле нашего белого тумана накрывало их тоже.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments